«Трудности языка»: почему pro bono в России развивается медленно
В рамках первой международной конференции «PRO BONO» команда D-Group.Social* предложила участникам секции «НКО как благополучатель pro bono услуг» обсудить взаимодействие между сторонами и, учитывая мнения разных сторон, подумать о том, что поможет избегать сложностей в будущем.
В работе секции приняло участие более 20 человек – руководители некоммерческих организаций, инфраструктурных проектов, pro bono эксперты из разных направлений бизнеса и представители органов власти. Все они осознают, что в России институт pro bono развивается. Во взаимодействии на условиях pro bono заинтересованы обе стороны – некоммерческая организация и бизнес. При этом при реализации pro bono зачастую возникают сложности.

В ходе работы секции участники предложили зафиксировать следующие данные (здесь и далее используются прямые цитаты участников).

Существуют сообщества pro bono специалистов: коучи, юристы и др. Есть проекты-агрегаторы и онлайн-платформы, через которые НКО могут узнавать о них и связываться с ними.
У бизнес-компаний есть интерес развивать практику pro bono, в том числе они рассматривают это как способ помогать, имея такую потребность. Кроме того, у сотрудников (персонально) есть запрос на поиск дополнительных смыслов в работе, и pro bono отвечает этому запросу.
Если говорить о мотивации pro bono специалистов, то для кого-то это хорошим кейс для портфолио (особенно в области коммуникаций, маркетинга, дизайна и подобных отраслей), а для кого-то – способ получить дополнительный опыт, который в силу объективных причин он не может получить в компании (например, тренер может отработать с НКО новый формат).
Факт, что в опыте взаимодействия некоммерческих организаций и pro bono специалистов есть как успешные, так и провальные проекты. Однако, статистика не очевидна, так как о провальных проектах пока принято молчать вместо того, чтобы разбирать как кейс, и развиваться на основе этого опыта.
На просьбу высказать свои опасения, участники секции поделились таким беспокойством.
В последнее время всё чаще понятие pro bono подменяется понятием low bono, когда за услугу предлагается заплатить, но по цене ниже рыночной. Коллеги были единодушны в том, что это ведёт к тому, что pro bono сменится промо-акциями: «сначала бесплатно, потом за 50% стоимости, а дальше – платите по полной».
По мнению руководителей НКО, бизнес-компания порой хочет сотрудничать pro bono только с конкретной организацией, чья репутация и узнаваемость высоки, чтобы логотип компании было не стыдно и приятно разместить на одном баннере или другом промо-материале. И бизнес не хочет и не готов ассоциироваться со стигматизированными темами, например, ВИЧ/СПИД.
Бизнес идёт в НКО с позицией силы, априори желая диктовать, как им следует взаимодействовать работать. Опытных руководителей устойчивых НКО это не устраивает.
Компания, которая по-настоящему готова вкладывать свой ресурс в развитие НКО, отдаёт в pro bono проект своих лучших сотрудников. Те разрабатывают, например, коммуникационную стратегию, передают её НКО, а потом оказывается, что у некоммерческой организации нет ресурса на её реализацию. То есть проект по сути не имеет конечного результата, руководитель компании разочаровывается, вплоть до того, что приостанавливает развитие практики pro bono в компании.
Если pro bono проект оказывается успешным, когда это случается, неизбежно возникает вопрос, а кому получать признание, награды. И стороны не готовы нести ответственность за провальный pro bono проект, скорее готовы обвинять друг друга в его неуспешности.
В начале реализации pro bono проекта у обеих сторон возникает эйфория, и им кажется, что они свернут горы быстро и без проблем, потом в рутине градус эмоций спадает, и у сторон уже нет такой высокой мотивации.
Бывает, что лидер pro bono проекта – топ-менеджер компании, у него есть собственный запрос и мотивация, но исполнителями в проекте являются сотрудники, и работа идёт совсем по-иному, не так, как представляет себе лидер.
Как правило в бизнес-компании есть «человек-зажигалка», он же, как правило, амбассадор бренда НКО. Хорошо, когда он руководитель, но даже если линейный менеджер или специалист, именно он разжигает огонь, интерес и мотивацию всей компании (коллег) на помощь, двигает процесс – именно этот pro bono проект, именно для этой НКО. Когда такой человек уходит из компании, проект разваливается.

В НКО тоже, но реже, бывают такие «зажигалки», и похожая ситуация тоже может возникнуть.
Часто у сторон pro bono проекта наблюдаются завышенные ожидания друг к другу.
В НКО порой ждут, что придёт pro bono специалист, будет работать фулл-тайм или сделает всё за сутки. Ждут, что pro bono специалист сделает все за них, а не вместе с ними.
Представители бизнеса сетуют, что чаще всего представители НКО приходят в компанию без конкретного предложения, чем они в свою очередь могут быть полезны для бизнеса.

Представители НКО не готовятся ко встрече с представителями компании. Они не имеют презентации для бизнеса, в привычном для него формате и на его языке – с миссией, целями, KPI и т.д.

НКО не хотят быть площадкой для тимбилдинга коллектива бизнес-компании.
Когда мы попросили озвучить, какие именно проблемы есть во взаимодействии сторон в pro bono проекте, участники секции поделились этим.
  • Представители НКО считают, что pro bono услуга оказывается по остаточному принципу. Если у компании параллельно начинается коммерческий проект, то время исполнения pro bono проекта откладывается.
  • Часто в pro bono проектах наблюдается низкая мотивация и низкий уровень ответственности как у pro bono специалиста, так и у сотрудника НКО.
  • Руководителям НКО кажется, что pro bono специалисты воспринимают как развлечение («фан»), процесс ради процесса, процесс только для себя, для достижения собственных целей, а не с целью добиться общего результата.
  • Спрос на pro bono услуги превышает предложение, идёт борьба за этот ресурс, в связи с чем порой и бизнес-компании, и НКО приходится не писать о кейсе сотрудничества на сайте, чтобы бинес-компания могла избежать потока желающих получить pro bono услугу.
  • Миф о том, как работает НКО (как умеет работать, как эффективно умеет работать) может мешать реализации pro bono проекта. Взаимоотношения строятся на этом мифе, а не на реальности.
  • При наличии большого спроса - не так просто найти информацию о конкретных потребностях НКО. Информация о проектах, в которые можно вовлечь персонал есть у некоторых посредников, но ее мало и она однообразная.
  • У НКО, по мнению их руководителей, нет рычагов управления отношениями в pro bono проекте и защиты от недобросовестного партнёра. Например, проект уже выполнен, а воспользоваться результатом не может ни одна сторона.
  • Представители бизнеса считают, что НКО в отношениях занимает не партнёрская позицию.
  • Представители НКО не довольны тем, что у них нет возможности отказаться от услуги, если качество её предоставления или результат не устраивают.
  • Профессионализм pro bono специалиста ставится выше запроса клиента. Фонд доверяет компетенциям дизайнеров, но они увлекаются "как надо" и "мы знаем". В итоге продукт оторван от реальности (от настоящего запроса НКО).
  • Для бизнеса в проект часто отсутствуют очевидные измеримые показатели, видение образа желаемого результата.
  • В компании, бывают, ограничивают направления pro bono помощи НКО (например, только решают, что оказывают pro bono только юридические услуги, и бухгалтер уже не может участвовать в программе).
  • Бывает, что в бизнесе программа pro bono реализуется по указке сверху, не добровольно.
  • Обе стороны бывают не готовы к изменениям в знаниях и подходах, на уровне менталитета.
  • Бизнес считает, что вместо принципа win-win НКО чаще применяют принцип «дайте».
  • Представители и бизнеса, и НКО отметили, что порой халява является единственным мотивом для участи в pro bono проекте («не потому что надо, а потому что бесплатно, надо брать»).
  • НКО не соотносят размер и специфику компании со своим запросом, не читают их миссию, политики и прочие документы, которые находятся в открытом доступе и могут заранее снять часть вопросов о потенциальном сотрудничестве в рамках pro bono проекта («за pro bono не надо бежать в Норникель, а лучше стоит найти средний бизнес; пример «Верстака»)

Хороший кейс по направлению pro bono: Фонд поддержки социальных инициатив в сфере детства «Навстречу переменам», сотрудники бизнес-партнера помогают в нескольких форматах:

1. Волонтеры из числа сотрудников компании читают заявки в рамках отборочного Конкурса социальных предпринимателей на волонтерских чтениях. 70 волонтеров в 2017 году, 60 волонтеров в 2016 году.

2. Несколько сотрудников (до 10), как эксперты из бизнеса читают заявки социальных предпринимателей на экспертных чтениях.

3. Сотрудники (руководители подразделений) - проводят интервью с социальными предпринимателями после обучающих семинаров (выбирают из полуфиналситов финалистов).

4. Самое главное, сотрудники становятся менторами и консультантами для социальных предпринимателей в течение года и даже после окончания программы на добровольной основе.

На этой странице - некоторые из наших менторов и консультантов с цитатами http://www.fond-navstrechu.ru/nastavniki

На просьбу сформулировать предложения по решению вышеперечисленных проблем участники секции предложили следующее.
Нужно единое понимание, тезаурус: что такое pro bono услуга, кто такой pro bono специалист и т.д.

Первым шагом перед запуском pro bono проекта необходим взаимный бриф: эта встреча может предотвратить сложности на этапе реализации pro bono проекта или привести к отказу от его реализации, что лучше, чем безуспешная реализация.

Нужно формальное соглашение, на бумаге, документ.

Нужен шаблон договора.

Прописывать чёткие KPI (качественные и количественные), чёткую цель, ТЗ, видение результата для обеих сторон.

Управление проектом должно вестись обязательно представителями обеих сторон, полномочия и ответственность так же должны быть зафиксированы в соглашении или ином документе о взаимодействии в рамках pro bono проекта.

Нужно «заземлять» ожидаемый результат проекта, делать его применимым, разбивать большие задачи на маленькие шаги, чтобы НКО они были по силам.

Все нужно планировать - от первой встречи до финиша проекта.

НКО обязательно нужно искать совпадения по миссии и ценностям, прежде чем обращаться к компании за pro bono услугой.

Это касается обеих сторон в pro bono проекте.

Pro bono должно быть частью корпоративной культуры (идеально, когда pro bono поддерживает высший руководитель).

Pro bono в компании должно быть понятным, описанным бизнес-процессом, чтобы не держаться на одном человеке («человеке-зажигалке» или руководителе/лидере).

Важно популяризировать тему благотворительности, информировать о ней о возможности бизнеса помочь НКО в формате pro bono. Для популяризации темы в компаниях, обычным сотрудникам корпораций нужен ликбез о том, что такое НКО, о том как устроены эти организации как отдельные единицы и как сектор. Особенно нужны примеры в лицах и в историях о том, кто и как в конечном итоге является благополучателем.

Pro bono - это клад для HR (комментарий представителей бизнес-компании).

НКО нужно представлять себя бизнесу на профильных конференциях по КСО и HR (комментарий бизнеса; НКО парировали, что участие в таких конференциях, как правило, платное; представители бизнеса считают, что представиться с кем-то из бизнес-партнёров реально)

Бизнесу надо представлять себя на профильных конференциях НКО (все участники секции согласились с этим)

Полезно пересчитывать pro bono услуги в эквивалент денег: у НКО повышается ценность полученных pro bono услуг.

Для НКО нужен некий сервис с ликбезом по каждому процессу в pro bono проекте: посмотрел, понял, сделал, не ошибся.

НКО должны быть готовы «шевелить мозгами», предлагать конкретный проект, многоходовые варианты (с задействованием третьих сторон – частных доноров, благополучателей), если не получается партнёрства только на две стороны.

Нужен арбитраж - например, pro bono юристы, которые могли бы улаживать сложные ситуации между сторонами, возникшие в реализации проекта.

В конце сессии мы попросили участников резюмировать её итог и заполнить лист флипчарта, озаглавленный так: «Стало очевидно, что…». Вот что из этого получилось.
  • Нет чёткого определения pro bono, много вольностей и допущений в трактовке.
  • Отношения нужно формализовать, оформлять соглашения (иные документы), в которых описываются все аспекты по процессу и ожидаемому результату (шаги, показатели и т.д.)
  • Управление pro bono проектом - обязательная его составляющая.
  • Pro bono - это клад для HR. Качественное pro bono укрепляет HR-бренд и даёт возможности для PR бизнес-компании.
  • Необходимо популяризировать идею pro bono, идти в средний и малый бизнес.
  • Обе стороны должны относиться друг к другу как партнёры. Иное недопустимо и ведёт к неэффективному, безрезультативному и неуспешному проекту.
  • НКО должны быть готовы к pro bono, дорасти до него («должен быть определённый уровень сознательности»).
  • Нужен «арбитраж» для спорных ситуаций. В отношениях должна появиться третья сторона (возможно, инфраструктурный проект)
  • Нужно поднимать этические вопросы, договориться о нормах, подумать о кодексе этики.
Выводы из данного мини-исследования легли в основу рекомендаций организаторов конференции для широкого круга заинтересованных лиц, в том числе для оргкомитета Года добровольца (волонтёра) в России.

*D-Group.Social занимается развитием pro bono услуг в области бизнес-консалтинга и обучения и развития сотрудников и волонтёров некоммерческих организаций и социальных предпринимателей. К концу 2017г. пул pro bono экспертов организации насчитывает более 120 человек, которые в основном работают в программах проекта ПРОНКО_2.0, а также в проекте Душевный Bazar.

Made on
Tilda